пятница, 19 сентября 2014 г.

Интервью Министра культуры РФ о возможных последствиях культурных санкций против России и судьбе «Основ культурной политики»



О том, насколько реально введение против России санкций в области культуры, а также о том, что происходит с проектом «Основ государственной культурной политики», в интервью Юрию Яроцкому рассказал министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский.

— Насколько реально, по вашему мнению, введение санкций против России со стороны западных стран в области культуры?
— Мы уже несколько лет де-факто живем в формате взаимных санкций с США — после фантасмагорической истории с коллекцией Шнеерсона. У нас практически нет музейного обмена. Но, например, это не препятствует гастрольной политике: недавно в Америке триумфально выступал наш ансамбль народного танца, планируются большие гастроли Михайловского театра, с неизменным триумфом — Валерий Гергиев, список можно продолжить... В общем, культурные санкции — вещь неработающая.
— Это касается США, а со стороны ЕС?
— Это сумасшествие, ну кому это надо? Что выиграет Эдинбургский фестиваль от того, что туда не приедет Мариинский театр? Очевидно серьезное обеднение собственной программы, падение интереса зрителей. Фотографиями маэстро увешана половина Шотландии. Никакого беспокойства по поводу санкций у меня нет.
— Проблемы, насколько известно, возникли и с более крупными проектами, например с годом Британии в России.
— Проблемы есть у ведущих политиков, которые игнорируют большие культурные мероприятия. Кстати говоря, так было и до начала украинского кризиса. Например, в рамках программы года Британии, накануне открытия Олимпиады, в Сочи был гала-балет с участием британских артистов. На него не приехал ни один из высших чиновников Великобритании. Им, может, неинтересно успешное выступление их соотечественников, ну и ладно. Хотя приглашали. А мы с Дмитрием Николаевичем Козаком приехали, нам очень понравилось.
— Последние месяцы активно обсуждались «Основы государственной культурной политики». В итоге многие считают, что проект, предложенный министерством, в аппаратной борьбе проиграл тексту, разработанному в администрации президента...
— Мы не могли проиграть проекту администрации, потому что никакого соревнования не было. Министерство, как и многие другие организации, лишь направляло свои предложения в общий предварительный проект. В большей части они были учтены. Никакого «собственного проекта» в Минкульте не было и быть не могло.
Документ будет еще обсуждаться в ОНФ, Госдуме, общественным советом Минкульта. На мой личный взгляд, сейчас версия документа очень неплоха. Кое-чего не хватает, постараемся дополнить.
Задача современной культурной политики — вырастить в России поколение победителей.
Сохранение культурного наследия, государственная поддержка искусства, единое культурное пространство — все это элементы единой задачи, как оживить ценности нашей культуры, способные объединить страну и духовно развивать каждого человека.
Как их сделать привлекательными, современными и транслировать молодежи.
— И при этом тезис «Россия не Европа» остается для вас актуальным?
— Во-первых, никогда этого не утверждал. Во-вторых, чем больше русский любит Россию, тем ближе для него традиционная Европа. Вспомните Пушкина: главный европеец в России — это государство.
Подлинными европейцами были многие наши императоры — начиная с «рыцаря на троне» Николая Павловича. И сегодня во главе России после векового перерыва вновь стоит русский европеец.
— Выращивать поколение победителей — что вы имеете в виду?
— Об этом, кажется, писал «русский немец» великий Иван Ильин: после крушения Советов будет период страшной анархии, но Россия сможет восстать из пепла, если выкует в постсоветском аду новый тип личности.
А какое главное изменение мы видим в России в эпоху Путина? То, что Россия начала побеждать.
Несколько десятилетий мы не побеждали — нигде. Привыкли к поражениям, чаще — к унижениям. Даже стал вырабатываться тип постсоветского человека — аутсайдера.
Плюс псевдоинтеллигентская ересь, что православие — религия лузеров. Да ничего подобного! Православие призывает человека одерживать победы на каждом шагу, всю жизнь. Христианство требует от человека решительной победы над собственными слабостями. Над эгоизмом, ленью, унынием.
При Путине совершился именно этот поворот русской истории: Россия начала побеждать свои слабости. А ведь русскому человеку главное — поверить в свои силы. Спрыгнуть с печи, где сиднем — 33 года...
Даже враги чувствуют, что Путин исполняет миссию. Не просто вытащил страну из девяностых. Он дал реальный образ будущего, где Россия — страна победителей.
— О каких победах вы говорите?
— Для великого народа нет ничего более мучительного, чем память о победах «былых времен» при отсутствии побед в настоящем. Без надежды на будущее.
Сейчас со стороны может показаться, что Россия в XXI веке вошла в фазу какого-то невероятного везения. Увеличение рождаемости и снижение смертности, рост личного достатка граждан.
Никогда в истории граждане России не жили столь зажиточно, и притом столь свободно. Мир на Кавказе. Постоянный рост зарплат военных, учителей, врачей, теперь, наконец, и работников культуры. А триумф в Сочи?! Вспомните поистине невообразимую тройную победу наших лыжников в последней гонке последнего дня Олимпиады.
А Крым? Никто и мечтать не мог.
— В какой степени министерству удалось изучить ситуацию с культурными учреждениями в Крыму?
— Сейчас там ситуация, честно говоря, ужасающая. Четверть века Киев не вкладывал туда вообще ничего.
Ряд учреждений жили на самофинансировании: сколько выручили на услугах, столько и заплатили сотрудникам. Более того, внебюджетные средства, заработанные Воронцовским дворцом, Херсонесом и другими крупным музеями Крыма, хранились на спецсчете в Киеве. Так вот, эти деньги киевский режим, коротко говоря, украл. То есть не только не давали денег, но даже похитили то, что музеи заработали самостоятельно.
Президент уделяет вопросам культуры особое внимание. Он отдельно встретился с работниками культуры Крыма, выслушал их, после чего дал поручение составить список приоритетов в части возрождения крымских объектов культуры. Сейчас отрабатываем и согласовываем этот список с Крымом и Севастополем.
— В последнее время два российских фильма получили призы на крупных международных кинофестивалях — «Левиафан» Андрея Звягинцева и «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына» Андрея Кончаловского. Формально у обоих из них, согласно недавно принятому Госдумой закону, должны возникнуть проблемы с прокатом из-за наличия нецензурной лексики. Не нуждается ли принятый закон в коррекции?
— Давайте посмотрим, как этот закон будет работать, по сути, еще ни один фильм из-за него не порезали. «Левиафан», впрочем, будет перемонтирован, какие-то реплики оттуда уберут. А вообще, вопрос сложный. Вот в фильме Кончаловского действительно у героев местами речь не для печати, но это непрофессиональные актеры, их слова — органичная часть фильма, все говорят очень... образно. С другой стороны, детям это было бы смотреть все же нездорово. Нужно находить какую-то разумную грань, как это делается во всем мире.
— Ваше назначение на пост министра культуры в 2012 году многими критиковалось, премьеру Медведеву тогда даже пришлось вас защищать в эфире «Первого канала». Как вам кажется, получается ли оправдывать связанные с вами надежды?
— Странный вопрос. Я их обязан оправдать. Премьер ставит стратегические задачи, делегирует полномочия, а проработку деталей доверяет своим министрам. После чего, правда, спрашивает по полной. Так что переложить ответственность на кого-то невозможно.
— Многие говорят о том, что вы находитесь в профессиональном конфликте с советником президента по культуре Владимиром Толстым. Так ли это?
— Владимир Ильич — настоящий русский интеллигент, тонко чувствующий чужую боль, готовый вникать в самые мелкие на первый взгляд проблемы культуры. Всегда стремится помочь. И я благодарен ему за эту непростую миссию.
Источник: Коммерсант.ру
19.09.2014

Комментариев нет:

Отправить комментарий